Войдите, чтобы видеть уведомления на портале

Прислать новость

Бывший владелец мясокомбината застрелил своего водителя, продав ему предприятие

Но дело об умышленном убийстве изменили на «убийство по неосторожности».

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

2

Читать все комментарии

1234

Предупреждаю сразу: эта заметка не бутафория под «расследование», «разоблачение» и прочие разгромы. Пожалуй, от личного мнения я тоже воздержусь. Сейчас будут только факты, бизнес и нестандартные совпадения. Итак.

Молчали пять дней, статью поменяли за пять часов

3 ноября в 16:16 от своих народных корреспондентов мы в редакции получаем сообщение, якобы бизнесмен Вячеслав Очнев — бывший владелец Борисоглебского мясокомбината, одного из крупнейших в регионе — во время охоты застрелил из карабина сотрудника этого комбината Романа Игнатьева. Трагедия, писал нам читатель, случилась ещё 31 октября, но «почему-то молчат и следователи, и журналисты». По не подтверждённой пока информации (послание от наркора было длинным, да), на той охоте отдыхали и высокие чиновники из Москвы, и есть опасения, что дело могут попытаться замять…

Разгар долгих выходных, везде спячка. Но 31-го была пятница, рабочий день. И действительно — всё равно тишина: ни одной официальной строчки ни из одного правоохранительного кабинета. А ведь если хотя бы два слагаемых нашей народной новости верны — убийство на охоте и бизнесмен Вячеслав Очнев в роли вероятного виновника этой трагедии…

Очнев — персонаж со всероссийским именем: «колбасный король» с учёной степенью кандидата экономических наук, правительственными регалиями, обласканный губернаторами. И с дочкой — федеральным судьёй Воронежского областного суда. Но до конца праздников все — и полиция, и Следственный комитет — в глухой обороне.

5 ноября, 11:30, на сайте регионального управления СКР появляется обезличенный пресс-релиз в стиле заурядной бытовухи: «Обнаружено тело 43-летнего жителя Борисоглебска, повреждение в области головы, вблизи охотничье ружьё, уголовное дело по статье «Умышленное убийство», подозреваемый 66-летний знакомый погибшего…» Тут же оперативные фото: берёза (видимо, где-то рядом было тело), карабин с оптическим прицелом, золотистая стреляная гильза рядышком с линейкой криминалистов — 7 см: завалит крупного зверя.

Фото Следственного комитета с места происшествия

Мы выясняем: нашли «жителя» в рыболовно-охотничьем хозяйстве «Ульяновское», что в пограничном с Борисоглебском Грибановском районе, — в деревне Красовка. И по данным из открытых источников, единственный владелец «Ульяновского» — Вячеслав Очнев. Тот же, которому принадлежал мясокомбинат. По информационным лентам разлетаются новости о трагедии, где без ретуши звучит это имя.

В 14:29 мы даём заметку на портале «МОЁ! Online».

А в 16:40 — через пять часов после официального заявления СКР — собственный источник, близкий к силовым структурам, нам сообщает: уголовное дело из убийства «умышленного» уже переквалифицировали на «убийство по неосторожности».

Почувствуйте разницу: статья 105 (когда убиваешь сознательно) — от шести до 15 лет колонии, статья 109 (когда случайно) — исправительные работы, принудительные… А если колония, то максимум два года.

Что на это отвечают в Следственном комитете, я ещё расскажу, пока продолжаю раскручивать фабулу.

Вот ещё ремарки от нашего источника: охотились Очнев и Игнатьев, по предварительным данным, всё же вдвоём, никаких москвичей с ними не было: шёл будний рабочий день, и даже не пятница, а четверг. Есть информация, что случилось всё на самом деле ещё 30 октября. И вроде как, подстрелив Игнатьева, Очнев из Красовки мог уехать. Возможно, предполагает наш источник, чтобы выждать время и понаблюдать, в какую сторону всё это выведет, вдруг признают самоубийство. А может, просто по-человечески испугался.

Романа нашли только на следующий день (кто и как, пока неизвестно: возможно, наткнулись другие охотники, приехавшие в «Ульяновское» перед праздниками). И сначала следователи действительно не исключали суицид. Однако судмедэксперты, оценив рану и прочие тонкости, сказали однозначно: застрелили.

Фото Следственного комитета с места происшествия

Появилось дело об «умышленном убийстве». И — опять же предварительно — якобы после этого вероятный виновник САМ пришёл в полицию, не исключено, что по «доброму совету» знакомых же правоохранителей: при таких форс-мажорах прятаться — не лучший вариант. Эти пункты в Следственном комитете официально не подтверждают и не опровергают (его комментарий, как и обещала, будет ниже).

…То, что ключевая версия следствия сейчас именно «убийство неосторожное», 15 ноября мне сообщил ещё один источник в правовых кругах. Вячеслав Очнев не под стражей, Романа Игнатьева 2 ноября похоронили.

Теперь бизнес и совпадения.

Из инженеров в «колбасные короли»

В новостях после трагедии Вячеслава Очнева называли «директором Борисоглебского мясокомбината», «директором мясоконсервного комбината», «владельцем» то одного, то другого из этих комбинатов (предприятия разные: на одном делают колбасу, на втором варят тушёнку). Погибшего Романа Игнатьева называли скромно «водителем».

Вячеслав Витальевич Очнев, окончив воронежский сельхозинститут, начинал с простого инженера Грибановского строительно-монтажного управления. В 2000-м возглавил Борисоглебский маслозавод, через шесть лет — крупное лесное хозяйство в Грибановском районе «Теллермановский лесхоз». А последние 11 лет в бизнес- и политических кругах имя Очнева связано именно с мясным производством в Борисоглебске. По данным из открытых источников, в разные годы, иногда параллельно, он то на мясном, то на консервном комбинате то директор, то учредитель.

Вячеслав Очнев

Вот его в должности гендира комбината мясоконсервного принимает губернатор Алексей Гордеев: 23 апреля 2015-го, 6 апреля 2017-го... Очнев докладывает о работе с крупными агрофирмами, о миллионах банок тушёнки, в том числе для стратегического запаса страны в Росрезерв: наводнение, землетрясение, война, не дай Бог, — всех спасут борисоглебские консервы. Чистая прибыль стахановского предприятия за прошлый год — 48,4 миллиона рублей.

Последние несколько лет Вячеслав Очнев значился и единственным владельцем просто мясокомбината. Деньги, правда, там скромнее: за прошлый год лишь 6,3 миллиона чистыми.

Впрочем, кроме мясной империи и личного охотхозяйства за Очневым ещё торговый дом и две фирмы, связанные всё с той же колбасой и дающие по 60 миллионов прибыли в год.

У Вячеслава Витальевича галерея почётных грамот правительства области «за вклад в развитие пищевой и перерабатывающей промышленности», благодарность от Минсельхоза, а в 2016-м президент Владимир Путин присвоил ему звание «Заслуженный работник пищевой индустрии Российской Федерации». Кроме того — я уже упоминала — Очнев — кандидат экономических наук, а его дочь Ольга — федеральный судья.

Доверительные отношения

Наконец, внимание. Я недаром написала, что на Борисоглебском мясокомбинате Вячеслав Очнев учредителем «ЗНАЧИЛСЯ». В прошедшем времени.

Потому что 6 сентября 2019-го 100-процентным владельцем предприятия стал… Игнатьев Роман Петрович: данные из Единого госреестра юридических лиц.

Перепроверяю, и опять совпадение: отца убитого на охоте Романа Игнатьева зовут Пётр.

Но возле уставного капитала в 10 тысяч рублей рядом с фамилией пометка: «Под обременением». И внимание, снова цитата из Госреестра: «Залог доли. Срок обременения: до полной оплаты доли по договору купли-продажи от 06.09.2019 года, реестр № (…) Залогодержатель: Очнев Вячеслав Витальевич»

Суммы сделки нет. Только зачем искушённому магнату в принципе продавать именитый и в целом прибыльный бизнес — и кому? 43-летний Игнатьев — выпускник сельхозтехникума. Судя по открытым данным, всю жизнь занимался автомобилями и мелкой торговлей в палатках: с 1997-го по 2012-й у него было своё ИП. А в последнее время, до того как купить целый мясокомбинат, Роман у «колбасного короля» Очнева работал личным водителем.

Фото Следственного комитета с места происшествия

Так зачем же продавать доходное место? Предположим, например, чтобы и заработать, и сохранить над предприятием реальную власть. Как говорит наш источник в силовых структурах, между Очневым и Игнатьевым были «доверительные отношения», и, возможно, трагедия — действительно чудовищная случайность.

У Романа осталось трое детей, его близкие пообщаться со мной сил пока не нашли.

Адвокат Вячеслава Очнева Андрей Гуркин от комментариев отказался. Отказался даже обсуждать с Очневым саму возможность дать комментарии («Надеюсь, Татьяна, вы меня услышали, спасибо за потраченное время»).

На обоих борисоглебских комбинатах никого из руководства не оказалась: все одновременно отправились в командировки, а кто не отправился — ушёл в отпуск или «на территорию». Я оставила свой телефон, никто не перезвонил.

Региональному же управлению СКР я задала три вопроса. Правда ли, что изменили статью? Правда ли, что Очнев уехал с места трагедии? Какую меру пресечения ему избрали? Ответ:

«Следователи проводят полное и объективное расследование, направленное на установление всех обстоятельств. По результатам действиям фигуранта дадут окончательную юридическую оценку».

«МОЁ!» будет следить за ходом расследования.