Прислать новость

Виновного в гибели хоккеиста приговорили к полутора годам принудительных работ

Такой исход судебного разбирательства не устраивает ни родных Никиты Воропаева, ни прокуратуру

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

0

Читать все комментарии

63

В Октябрьском суде Тамбова в середине сентября вынесли приговор по нашумевшему делу об «убийстве у кафе «Шаляпинъ». Потасовка между 21-летним жителем Рассказово Николаем Муратовым (имя и фамилия изменены) и 27-летним сотрудником УФСИН и игроком любительской хоккейной команды «Авангард» Никитой Воропаевым произошла 14 июля прошлого года. Конфликт вспыхнул из-за девушки Николая.

В ту ночь молодые люди побывали в одном из заведений Тамбова, а ближе к утру отправились в караоке-бар «Шаляпинъ», расположенный у перекрёстка улиц К. Маркса и Куйбышева. Как следует из показаний девушки, спускаясь по лестнице за своим приятелем, она встретила Никиту Воропаева, с которым была до этого знакома около семи лет. Он прикоснулся к её плечу. Муратов этот жест заметил и сказал, чтобы его девушку не трогали. После этого парни отправились выяснять отношения на улицу.

О том, что случилось потом, известно только со слов Николая. Его друг и девушка, присутствовавшие во время «разборок», стояли поодаль. Муратов же уверял, что Никита вёл себя агрессивно, оскорблял его, а в какой-то момент стал приближаться с поднятыми руками:

– В ответ на это я нанёс ему один удар по туловищу и ещё один – в лицо. Я хотел защитить себя, и никакого умысла на причинение тяжких повреждений у меня не было. После этого Воропаев упал и все начали кричать, что нужно вызвать скорую.

Со слов Муратова, как только он понял, что очевидцы позвонили медикам, сразу уехал. Прибывшие врачи обнаружили Никиту лежащим на асфальте без сознания. Его погрузили на носилки и отвезли во 2-ю городскую больницу. Друзья Воропаева отправились вслед за машиной скорой на такси.

По приезде в больницу Никита пришёл в себя. Осмотревшие его врачи никаких серьёзных травм не обнаружили и отпустили домой «проспаться». На суде медики заявят, что из-за состояния алкогольного опьянения не смогли провести более серьёзное обследование, так как молодой человек отказывался выполнять их указания…

Избитый Никита Воропаев после больницы отправился к другу. Попытки разбудить его на следующее утро успехом не увенчались. К этому моменту он уже с трудом разговаривал. Твердил, что домой не пойдёт, потому что хочет спать.

Обеспокоенные приятели позвонили родным парня, которые приехали и забрали его домой, а вскоре вызвали скорую помощь. Никиту снова отвезли в больницу. Более детальное обследование показало, что у пациента закрытая черепно-мозговая травма, перелом свода и основания черепа и ещё целый ряд повреждений. Больше недели он провёл в реанимационном отделении.

– В какой-то момент ему даже стало легче, и мы надеялись, что всё обошлось, – рассказывает мать молодого человека Елена Лемеш. – Нас, конечно, предупреждали, что полученные травмы потребуют серьёзного и длительного восстановления. К этому всему я была готова – главное, что появилась надежда: сын выживет.

Хоккеисты «Авангарда» организовали сбор средств. Деньги планировалось потратить на столичного нейрохирурга: так как нетранспортабельного пациента нельзя было доставить в столицу, он согласился приехать в Тамбов. Но 25 июля Никита Воропаев умер в больнице.

Материалы уголовного дела по факту причинения тяжкого вреда здоровью, которое сразу после инцидента возбудили в полиции, после смерти Никиты передали в СУ СКР по Тамбовской области. Следователи квалифицировали действия обвиняемого по ч. 4 ст. 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». По закону за это грозит до 15 лет колонии.

В феврале материалы дела направили в суд. Заслушав всех свидетелей, судья Алексей Гуськов сделал вывод, что следствие допустило ошибку, квалифицируя действия Николая. По мнению председательствующего, стороне обвинения не удалось доказать наличия у него умысла на причинение тяжких телесных повреждений Никите Воропаеву.

По заключению эксперта, травмы, которые впоследствии стали причиной гибели молодого человека, он получил из-за падения на асфальт после полученного удара в лицо, то есть из-за предшествовавшего падению «приданного ускорения». Предполагать такие последствия, посчитали в суде, Муратов не мог. Поэтому статью поменяли на более мягкую прямо во время заседания.

Мама погибшего намерена дойти до Верховного суда
Фото Татьяны ЧЕРНЫШЁВОЙ.

«Суд, анализируя исследованные по делу доказательства, находит вину подсудимого доказанной и его действия квалифицирует по ч. 1 ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности», – говорится в приговоре. – Таким образом, суд считает неверной квалификацию действий подсудимого по ч. 4 ст. 111, данную органами предварительного следствия».

По закону суд в процессе заседания может поменять одну статью на другую, но только если это не ухудшит положения подсудимого, что и было сделано в этот раз. Хотя специалисты такую ситуацию считают нетипичной. – Переквалификация – нечастое явление на этапе судебного разбирательства. Для этого должны быть существенные основания, – говорит юрист Владимир САМОРОДОВ.

Наказание за причинение смерти по неосторожности гораздо мягче, чем по ст. 111. Оно предусматривает исправительные или принудительные работы на срок до двух лет, а максимально – лишение свободы на тот же срок.

В итоге Николай Муратов получил полтора года принудительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства. Требования родителей Никиты о возмещении морального и материального вреда будут рассматривать уже в другом, гражданском суде.

Такой приговор не устроил ни родных погибшего, ни прокуратуру, которая требовала для Николая четырёх лет реального лишения свободы. – Это не наказание, – считает Елена Лемеш. – Человек лишил меня сына и отделался какими-то работами. Он должен ответить за свой поступок и отправиться в колонию. Мы дойдём с этим вопросом до Верховного суда.

В прокуратуре Октябрьского района приговор также посчитали вынесенным неправильно и обжаловали, но скорее по формальным основаниям. Сторона обвинения не оспаривает применение ст. 109 УК РФ, но указывает на то, что принудительные работы – это альтернатива реальному наказанию в случае совершения преступлений небольшой или средней тяжести. Но, чтобы его назначить, суд должен был сначала вынести приговор о реальном лишении свободы, а потом, если есть основания считать, что исправление возможно без лишения свободы, заменить его на более мягкое.

Таким образом, приговор в законную силу не вступил. Решение по поводу прокурорского представления будут принимать в областном суде.