Станислав Садальский: «Лобода поразила меня своей наглостью»

Корреспонденты «Ё!» обсудили с артистом и популярным ЖЖ-блогером последние новости шоу-бизнеса

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

26.03.2021 19:06
0

Читать все комментарии

50

Семья Станислава Садальского переехала в Воронеж из Чувашии, когда будущий актёр был ещё ребёнком. Детство у Станислава было не из лучших. В 13 лет мальчик остался без мамы – она умерла в 36 лет от рака мозга. И тогда отец поместил обоих сыновей, Стаса и Сергея, в воронежский интернат №2. Тем не менее, актёр признаётся, что очень любит Воронеж, в котором прожил около 10 лет. Он с удовольствием приезжает в наш город на гастроли, встречается с родными – тётей и двоюродным братом Женей, владельцем хлебозавода. В этот свой приезд, 24 марта со спектаклем «Шашни», Садальский встретил бывшую пионервожатую, Валентину Титареву. Вместе с ней Станислав Юрьевич пришёл на интервью с корреспондентами «Ё!» перед спектаклем, в котором он играет в паре с харизматичной Татьяной Орловой.

— Прошёл по «броду» — так мы называли проспект Революции. Помню, после окончания восьмого класса мы по «броду» ночью гуляли, я попробовал тогда «Мурфатлар», вино такое, мне было 15, — делится воспоминаниями артист. — Потом отец сказал: я договорился в вузе, будешь военным. Тогда я украл из дома сто рублей и уехал скитаться по России. Поначалу не поступил ни в один московский театральный вуз (Садальского не взяли из-за неправильного прикуса – прим. «Ё!»). Но в итоге я стал артистом и теперь приезжаю в Воронеж с любовью. Воронеж это город детства и юности. Возле Луча на улице 9 Января мы жили, 6 человек в 10-метровой комнатке, маленькой-маленькой… Теперь я живу в 200-метровой комнате, в пяти минутах от Красной площади, в центре Москвы, с антиквариатом. Но стал ли я счастливее, чем тогда? Знаете, как говорится, сколько радости прибавится, столько и горя присовокупится.

— Как вы пережили пандемию? Болели?

— Болел примерно полгода назад, но в больнице не лежал. Самоизолировался дома. На врачей пожаловаться не могу — всё время сдавал тесты, чуть ли не каждый час мне звонили, спрашивали, как я себя чувствую. Я говорю: вы мне денег хотите дать? Нет. Лекарств? Нет. Просто хотим спросить, как вы себя чувствуете. Потом стали приезжать, обследовать меня. Я уже вылечился, а врачи продолжали приезжать. Сложнее всего было достать уколы в живот, чтобы разжижать кровь. В целом, я болел несильно. Но признаюсь честно, помешан на лекарствах!

— В каком смысле?

— Сегодня на шесть тысяч накупил лекарств в аптеке на проспекте Революции! Но главный мой любимец – дешёвое, советского ещё времени лекарство меновазин. Я его вдыхаю носом при насморке, обрабатываю глаза при конъюнктивите…

— «Выскочила на сцену, чтобы все увидели костюмчик с разрезом, задавила ребенка, а потом раскритиковала его. В следующем выпуске предлагаю сесть голой в кресло…» — это вы написали в своём блоге о Светлане Лободе на детском «Голосе». Вы уже не первый раз по ней «проходитесь»…

— Да, я хорошо помню, как впервые её увидел. Мы летели с Васильевой (актриса Татьяна Васильева – прим. «Ё!») на гастроли в какой-то город. Я тогда вообще не знал, кто такая Лобода, поёт она или танцует. И слышу, девушка с накачанными губами, сидевшая перед нами говорит стюардессе: «Можно сделать так, чтобы моторы не шумели?». Я потом написал об этом в ЖЖ, и мне позвонил директор Лободы, попросил убрать пост. Так мы и познакомились, можно сказать. А что касается её наряда и поведения на детском «Голосе» — это было ужасно и очень вульгарно. Я не люблю наглость и распущенность. Сейчас ведь не поют, а берут наглостью.

Почему, по мнению Садальского, шоу «Маска» — это грандиозный обман зрителей, какого артиста он бы хотел видеть на «Евровидении» вместо Манижи и за что резко критикует Баскова – читайте в «МОЁ! Плюс».