Войдите, чтобы видеть уведомления на портале

Прислать новость

«Иностранный можно выучить за две недели!»

Заключённый тамбовской колонии № 5 Ярослав Белов разработал собственную систему изучения языков, которая позволяет очень быстро их освоить

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

0

Читать все комментарии

127

39–летний Ярослав Белов, в прошлом ученик инновационной столичной гимназии, выпускник английского факультета педагогического института, кандидат наук, замдиректора одной из столичных школ и даже диджей, сейчас находится за решёткой в исправительной колонии № 5 города Моршанска. Не будем раскрывать подробности его достаточно громкого уголовного дела, скажем лишь, что согласно приговору суда Ярослав должен пробыть в этом учреждении до 2028 года.

– Сегодня у меня, можно сказать, юбилей, – встречает журналиста Ярослав. – Ровно семь лет, как я сижу. Не праздник, но чем больше времени прошло, тем меньше осталось…

Это время в местах заключения, которое тянется медленнее, чем в обычной жизни, каждый из заключённых «убивает» как может. Кто-то находит утешение в религии, литературе, многие за решёткой даже начинают писать или рисовать. Ну а кто-то, как Ярослав, продолжает в тюремной жизни любимое дело, которым занимался на воле. По профессии мужчина — преподаватель иностранного языка. Спустя некоторое время после того, как он попал в зону, Ярослав решил вернуться к преподавательской деятельности. С той лишь разницей, что вместо юных школьников  он делится своими знаниями со своими «коллегами» по несчастью.

– Сначала, когда выяснилось, что я знаю язык, соседи по бараку обращались ко мне за уроками в частном порядке, – рассказывает Ярослав Анатольевич. – Я, конечно, не отказывал, учил. Ведь без постоянной практики, это общеизвестно, языковые навыки теряются. Поэтому такие занятия оказались полезны и мне, и моим ученикам.

К тому моменту Ярослав в совершенстве владел английским. Но благодаря  полученному в детстве образованию имел представление и о других языках: латинском, древнегреческом, испанском, немецком, французском и пр.

В 12 лет он самостоятельно выучил эсперанто – универсальный международный язык. Потом увлёкся изучением японского. Интерес к восточному языку вызвала литография на стене в доме у бабушки Ярослава. В голодные 90-е родные достали для юного полиглота дефицитный аудиокурс японского, который он стал изучать.

– Когда я сам учил иностранные языки и позже, когда стал преподавать, я задумывался: почему их, языки, осваивают так долго? Ведь этому учатся в течение многих лет, и зачастую это людей отпугивает и отталкивает, – размышляет Ярослав. – Традиционная методика, по которой преподают в школах и на курсах, предусматривает сначала изучение алфавита, потом слов, далее следует грамматика… В какой-то момент люди начинают тонуть во всём этом. Поэтому у нас считается чуть ли не фантастикой, когда человек владеет 2 – 3 языками.

Сам Ярослав знает шесть языков, большую часть из которых он выучил, будучи уже за решёткой. Именно оказавшись в заключении, ему удалось усовершенствовать метод изучения иностранного языка, который, уверяет Ярослав, как и знаменитому создателю таблицы химических элементов Дмитрию Менделееву, ему просто-напросто приснился. Случилось это в 2004 году. 

– В одно прекрасное утро я понял, что существует всего пять моделей взаимоотношения между элементами языка, – объясняет Ярослав. – Я их тогда быстро набросал на листочке, ещё не зная, как это будет выглядеть в дальнейшем, но понимая примерную картину.

К доведению этой методики до совершенства Ярослав вернулся в конце 2016-го, когда его «кружковцы», добросовестно изучающие английский, поинтересовались, не знает ли он ещё какие-нибудь языки. Тогда Белов вспомнил про лингвоматрицу и решил испробовать её на испанском, о котором сам на тот момент имел весьма смутное представление.

– Метод оказался универсальным, – говорит Ярослав. – Мне, что называется, удалось взломать систему, расшифровать матрицу испанского языка, расписать по моделям всю его грамматику, вывести общие закономерности. И через две недели я на нём заговорил. А после того как стало известно, как матрица работает применительно к испанскому, стали понятны и все остальные языки.

Сейчас и Ярослав, и его ученики  (во всяком случае, многие из них) разговаривают не только на английском и испанском, но и на итальянском, французском и португальском языках. Обучение идёт по авторской методике Белова.

– Если идти по стандартному пути, мы в первые несколько месяцев занимались  бы изучением алфавита и правил чтения. А я вообще этим не занимаюсь! – говорит Ярослав. – Я спрашиваю у своих учеников: «Латинский алфавит знаете?» И, получив утвердительный ответ, обращаю внимание только на то, как в том или ином языке читаются гласные буквы. Согласным, которые как написаны, так и читаются, никакого значения не придаётся. Зачастую как произносится слово, неясно, пока не заглянешь в словарь с транскрипцией.

Таким образом, минуя долгий и ненужный, по мнению Белова, разбор алфавита, слушатели его импровизированных курсов сразу начинают знакомиться со словами и правилами транскрипции. Благо вся необходимая литература, словари в колонии имеются. Много внимания на занятиях уделяется чтению, во время которого вырабатывается понимание, как произносится то или иное слово. За несколько месяцев этот навык доводится до автоматизма. При этом никаких правил ученики Белова не учат. Преподаватель считает, что они вырабатываются сами на подсознательном уровне. Ведь не учит же никаких правил ребёнок, который учится разговаривать на родном языке. 

– Эта стадия — писать-читать, которую я называю «пряничной», идёт параллельно  с основным курсом, – объясняет Ярослав. – А в рамках основного курса с помощью очень простой системы взаимодействия языковых элементов мы учимся составлять фразы и предложения. 

Известно, что каждый язык имеет набор определённых элементов: существительных, глаголов и пр. Так вот, для того, чтобы изобразить все эти элементы, а потом и выявить возможные связи между ними, согласно методике Белова достаточно одного листка бумаги формата А4 или классной доски. При этом создание фразы Ярослав сравнивает с приготовлением супа, в котором глаголом выступает вода, «мясом» – что-то вещественное, «то, что будет работать». У блюда есть «цвет», то есть прилагательное, и различные «соусы», которые в составе фразы отвечают на вопросы, почему, зачем, как, когда и где это происходит. Элементы, расположенные на подобии оси координат, подчиняются понятию функции.  Такая таблица, снабжённая очень короткими пояснениями-правилами, по словам педагога, позволяет очень быстро освоить грамматику.

– Подчиняясь этой концепции, можно практически сразу формулировать фразы любой сложности, да хоть «Войну и мир» начинать писать! – уверяет Ярослав.

Среди учеников Белова есть люди, которые сразу понимали суть его системы и начинали изъясняться и писать на иностранном уже через пару недель после начала занятий. Гордость Ярослава – сосед по бараку, физик по образованию, который под его руководством изучил четыре иностранных языка.

– Вообще, люди с высшим образованием, имеющие способность к обучению, схватывают всё гораздо быстрее, – констатирует Ярослав. – Но у нас тут, сами понимаете, контингент разный. На кружок ходят даже люди с образованием всего 10 классов. Но и для них выучить язык тоже не составляет огромного труда. В среднем при наличии хорошей памяти на его усвоение уходит примерно три месяца. А если человек совсем «дуб дубом» – до полугода. Но результат есть всегда! Так что приходите к нам сидеть! — шутит Ярослав. — Некоторые смеются: на таком уровне, как у нас, язык можно выучить только в МГИМО.

Ярослав уверен, что его система обучения пригодилась бы не только обитателям колонии.

– Я хочу подарить этот метод миру, с тем чтобы он стал стандартом для преподавания иностранных языков, – говорит Белов. – Не уверен, что его готовы принять. Более того, предполагаю, что на новую методику даже все ополчатся. Ведь с её внедрением стандартная, изжившая себя уже не потребуется. Моя система применима не только в лингвистике. По такому же принципу моделей я, например, изучил ещё и юриспруденцию. Применим он и для изучения математики, физики, любой другой науки. Мы могли бы ещё в рамках школьной программы благодаря этому ускоренному методу давать детям сразу пятилетний университетский курс, не перегружая их, как это происходит сейчас...

Впрочем, заняться масштабным воплощением своей идеи Ярослав сможет не раньше чем через восемь лет, на свободу он выходит в 2028 году.